Туилиндо (falathil) wrote,
Туилиндо
falathil

Category:

Обещанный в предыдущем посте перевод

Еще один рассказ JenLittlebottom




Линдорэ


Jen Littlebottom


Она не помнила в своей жизни времени, когда бы он не опекал ее. Пока она была маленькой, он пел песни, что заставляли ветерок виться, играя ее волосами, что успокаивали грозы, что приманивали птиц под ее окна.
Позднее его песня осушала слезы, лившиеся, когда братья дразнили ее. Под эту песню она танцевала - босыми ногами ступая по теплой земле, своенравная и свободная. Это тогда, в час, когда она танцевала, он назвал ее Тинувиэль.
Она ни разу не видела его по-настоящему, но знала: он высок и темноволос, одет в серое. Если она смотрела на него в упор, он исчезал, растворялся в свете звезд. Вначале она тревожилась, что отец или матушка найдут его. Особенно отец: у него появилась странная привычка заглядывать к ней в комнату, когда приходил певец — словно бы он что-то искал.
Однажды она спросила, не боится ли он, что его обнаружат, но он лишь ответил:
- Я не тот певец, что нужен твоему отцу, Тинувиэль, - и более не заговаривал об этом.
Когда она была ребенком, он научил ее радости, что приносит песня.

***


Позднее она переросла страх перед грозами, стала дружить, а не враждовать с братьями. Она реже бродила в саду; в ней проснулась любовь к знаниям, и тихие вечера мирно протекали в библиотеке среди старых книг.
Он приходил реже, но по-прежнему в тихие ночи до нее доносились обрывки песен, порывы ветра приносили мелодии и зов — «Тинувиэль, Тинувиэль».
Она спросила его, как он думает: не ждет ли и ее судьба Лутиэн; он ответил, что более не вмешивается в судьбы других. Она спросила, сожалеет ли он, о том, что сделал; он ответил, что да.
Когда она подросла, он научил ее, как распознать, когда кто-то говорит неправду.

***


Вне владений отца она впервые услышала его на берегах моря. Он дал ей увидеть гнев, что таился под слезами братьев, вину, что ее отец возложил на себя. Песня объяснила ей, почему ее мать хотела — нет, почему ей пришлось уйти; и она кивнула, понимая.
Он дал ей слова, когда она не могла найти своих; помог понять, как проститься с той, что была ей и подругой, и матерью.
У моря он научил ее, как черпать силу в скорби.

***



Долго, долго она не слышала его. Быть может, он думал, что больше не нужен ей. Она заботилась об отце, утишала раны в сердцах братьев и ждала.
Она не понимала до конца, чего ждет, но и не стремилась к этому. Давным-давно одной из первых вещей, которым он научил ее, было терпение.
Он вновь пришел к ней в Лориене, когда она, нежданно для себя, встретила любовь.
— И вот судьба твоя решена, — сказал он, и некоторое время она молчала.
— Почему ты предал ее, если так любил? — спросила она.
— Предал, потому что любил, — ответил он. — И меньше любил себя, ибо предал ее.
Она улыбнулась.
— Так быть может, это правда - все влюбленные безумцы, — сказала она.
— Ты не безумна, — ответил он, и она поняла, что больше не надо спрашивать ни о чем.
В Лориене он научил ее не сомневаться в силе любви.

***


Снова в Лориене, он говорит с ней в последний раз. Он поет ей, чтобы утишить бурю ее горя, мелодия окутывает ее, и ей не холодно больше, и больше не страшно. Осенние листья падают, запутываются в ее волосах; она вновь танцует, босая, ступая по теплой земле, и он смеется.
— Тинувиэль, Тинувиэль!
И тогда она видит его, в первый и последний раз — таким, каким он был когда-то: высокий, статный, полный света, в зеленом и сером, цветах Дориата. Низко поклонившись, он улыбается ей.
— Иди к нему, — говорит он, и где-то за ним раскрывается дверь, и Эстель ждет ее. — Иди к нему, Тинувиэль.
И она идет, но прежде шепчет ему на ухо тайные слова, глядит в глаза — понял ли он? — и затем уходит: вся боль позади, вся скорбь лишь далекое воспоминание.
Прежде чем уйти, она научила его прощению.
Tags: Толкиен, переводы, фанфикшен
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments