?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Обнаружила, что не выкладывала в ЖЖ еще один перевод FIleg из цикла рассказов о Фарамире.
Еще один маленький текст о детстве Фарамира (и Боромира. Хотя в случае Боромира детство уже, пожалуй, позади). Сюжетно рассказ связан со второй частью рассказа «Дышать» (Вот тут )

Итак…



И у всех у них были крылья


Автор: Fileg

Написано для конкурса* «Snapshot» на Хеннет Аннун; идея рассказа выросла из рисунка «Братья на берегу Андуина» на сайте gryphonsmith.com авторства Starlight.

— Так я и думал, что найду тебя тут!
Боромир спрыгнул с пони и осторожно подошел к берегу реки. Сейчас ему видны были подошвы сапог брата и его длинные ноги. Фарамир, лежавший рядом с маленькой флотилией сделанных им игрушечных лодочек, далеко вытянулся вперед над быстрой водой и позволил течению выхватить деревянный кораблик из своих пальцев.
— Ты замерзнешь до смерти, если свалишься в реку в это время года. Весна только-только началась. Уж не говорю, сколько неприятностей тебя тогда ждет, — он присел на тропинку. — Сколько еще неприятностей, я хотел сказать. Кто-нибудь знает, где ты?
— Ты знаешь, — рассеянно ответил Фарамир, глядя, как маленький кораблик крутит и уносит прочь течением. Он выпрямился и взял следующий. Бережно держа его в одной руке, другою он приладил к мачте и разгладил разрисованный парус.
Боромир постарался сдержать улыбку.
— Да, ты всю неделю делаешь лодки; где ж тебе еще быть. Но ты знаешь, что я не это имел в виду.
— У меня все равно вечно какие-нибудь неприятности, — Фарамир сел, откинул с лица влажные волосы и серьезно, оценивающе оглядел брата своими темно-серыми глазами — этот взгляд немного не вязался с его проказливой усмешкой. — А ты слышал чаек вчера на закате? Я сразу понял, что сегодня будет подходящий день. Закончил все утренние уроки перед тем как лечь спать, и если ты меня не выдашь, меня, быть может, никто и не хватится — если я вернусь к тренировке, конечно.
Боромир кивнул. Он понимал желание на время ускользнуть прочь. В десять лет он тоже не вылезал из неприятностей. Он молча сносил наказание, но никогда не раскаивался ни в одном из своих предприятий и приключений.
— Вот… — Фарамир наконец закончил закреплять парус и неожиданно положил кораблик в широкую ладонь Боромира, а сам занялся следующим.
Боромир рассматривал кораблик у себя на ладони. Деревянное суденышко было сделано добротно и без всяких украшений — не считая паруса, на нем изображены были летящие лебеди. Как всегда у его брата, быстрый набросок сделан был всего несколькими линиями разной толщины, но в результате получилась удивительно подробная и законченная история.
— Это для дедушки? — спросил он; Фарамир поднял глаза на него и снова отвел их.
— Нет… — пробормотал он, зажав деревянную мачту в зубах и туго натягивая следующий парус. Он показал вниз по течению, куда уплыл первый кораблик. — Вон тот был дедушкин; Обротмабар, на парусе у него звезды. Твой — Нумеррамар, Крылья Запада. Анарион, сын Менельдура приплыл на нем в Среднеземье, и корабль благополучно доставил его обратно в Нуменор. Спусти его на воду; он найдет путь.
Боромир мягко опустил кораблик в воду у самого берега, и тут же его завертело и загнало за большой камень. Он вздохнул. Он не то что бы боялся воды… но при мысли оказаться в реке ему делалось не по себе. Он посмотрел, наблюдает ли за ним Фарамир, затем осторожно наклонился над водой, чтобы освободить кораблик.
Он едва не потерял равновесие, подпрыгнув от легкого толчка в спину, круто развернулся, готовый дать брату понять, что такие шутки вовсе не забавны — и мягкая бурая с белым морда ткнулась ему в грудь. Спасибо валар, он хоть не заорал в голос! Он погладил голову пони и потрепал за уши.
— Тала! — рассмеялся он. — Еще немного — и по твоей милости я бы окунул Фарамира в реку!
Фарамир поднял бровь с выражением, ясно говорившим: «Ты так думаешь?», но продолжал молча возиться со своими корабликами, пока Боромир отвел пони на луг, где уже поднялась высокая трава, и от греха подальше привязал к дереву. Когда он вернулся, еще одна лодка скользила вниз по течению; он постоял, глядя, как она набирает скорость и исчезает вдали, а затем снова опустился на тропинку.
— Почему ты отпускаешь свои лодки? — спросил он. — Андуин унесет их прочь, и ты даже не узнаешь, что с ними сталось.
— В этом вся суть, — ответил Фарамир, все еще глядя на реку. — Они корабли — они должны уплывать. Никогда не знаешь, куда они могут добраться, верно?
Боромир улыбался; он знал, что может услышать какую-нибудь историю, рассказанную с точки зрения брата — частенько неожиданной. — Кто ты нынче, и куда плывешь с этими кораблями? — засмеялся он.
Его брат мгновение смотрел на него, затем решил что-то для себя и ответил.
— Я просто Фарамир, такой же как всегда.
Боромир кивнул. «Сегодня истории не будет».
Но лицо Фарамира медленно осветилось, и он продолжал:
— Но этот корабль… — он поднял следующий кораблик, и Боромир увидел, что его паруса украшены изображением чаек, — этот корабль — Эаррамэ.
В глазах его было знакомое Боромиру, далекое выражение, и тот подумал, что в душе своей Фарамир, должно быть, купается в подвигах.
— У всех моих кораблей есть крылья, — начал Фарамир. — Потому что с этого начинается история — когда Туор услышал зов моря, и пошел вслед голосу вод и крыльям семи больших лебедей.
— А разве история Туора не начинается с того, что его вырастили эльфы? — спросил Боромир.
— Для моей истории это неважно, — ответил его брат, разглаживая пальцем парус. — Сегодня я думаю о крыльях.
Туор пытался спасти Гондолин, но никто не слушал его, и в конце концов все, что он мог сделать — сражаться за город. И в его отряде все носили крылья — лебединые или крылья чаек — на своих шлемах, и на доспехах, и щитах. Но они не могли улететь прочь от войны.
Его голос стих почти до шепота.
— Ты думал когда-нибудь о Гондолине, Боромир? Насколько их белый город похож на наш белый город? Там было семь врат, и двор, где росло Белое Древо. Там был еще один отряд, что носил эмблемы с крыльями и сражался подле Туора — Дом Ласточки. Их лорда звали Дуилин, я помню его имя, потому что оно напоминает мне о маме. И Дом Небесной Арки — у их командира был плащ, синий, со звездами — как в Дол Амроте. А лорда Дома Фонтана звали Эктелион, как дедушку. И они думали, что в безопасности, но они…
Он умолк и поднес палец ко рту — жест, который напомнил Боромиру о времени, когда брат был маленьким и бессознательно прикусывал зубами палец, если пугался чего-то. Но сейчас он только слизнул смолу, оставленную одним из корабликов, и продолжал поправлять паруса.
— Туор был смертным, но жена его была из эльфов. Ее звали Идриль. Она была умна и отважна, и ей приходили ночами сны, что предупреждали о грядущей битве, и потому они вырыли тайный ход для бегства. А когда война пришла в город, она надела доспехи, взяла меч и сражалась. Она сияла словно звезда — ее кольчуга, и меч, и золотые волосы. Совсем одна, она сражалась, пока не пришла помощь, и не дала злому Маэглину бросить ее дитя в огонь! Туор, должно быть, гордился — что та, которую он полюбил, так прекрасна и отважна! Как мог он не полюбить ее? — он застенчиво улыбнулся брату. — Я бы хотел нарисовать это когда-нибудь, когда я лучше научусь рисовать, — признался он.
— Затем Туор и Воронвэ, что были близки как братья, что всегда могли положиться друг на друга пришли на помощь Идриль и повергли злого Маэглина. И хотя многие жители города погибли, им удалось бежать и остаться вместе. И они были вместе долгие годы, пока Туор и Идриль не поплыли на запад, мимо затонувшего Нуменора** в поисках бессмертных земель.
Боромир подумал, что наконец разгадал, что за история таится за самой историей — то, что Фарамир хотел бы дать ему понять. Он тоже чувствовал крепкую связь между ними, которую ничто никогда не разорвет, прочное доверие, которое никогда не подвергалось сомнению — и теперь мысленно встроил их в историю Фарамира: воитель великой судьбы и его темноволосый, серьезный эльфийский «брат». Он улыбнулся, думая о двух прославленных друзьях (немного преклонения перед героями мальчишкам в этом возрасте всегда полезно), и был немало польщен, что Фарамир все еще смотрит на него так.
— Насколько я помню, Туор и Воронвэ пережили вместе много приключений, — сказал он. — У нас они тоже будут. Хотя скоро я стану достаточно взрослым, чтобы войти в один из воинских отрядов, но даже когда мы будем порознь, мы все равно всегда останемся настоящими друзьями, а не только братьями. И принцессу я пока еще не подыскивал, — засмеялся он — хотя если подумать, то дева с мечом, пожалуй, как раз и пришлась бы мне по сердцу…
Он ждал, что брат обрадуется, зная, что они не расстанутся совсем. Но в глазах Фарамира был свет, какого он никогда не видел прежде; уверенный, бесстрашный взгляд. Восхищение, к которому он привык, по-прежнему было там — но что-то сказало ему, что Фарамир сейчас не столько смотрит на него сверху вниз, сколько как равный равному в глаза, расправляя собственные крылья.
— Ты! — выпалил Боромир в изумлении. — Ты себя видишь Туором!
Фарамир не отвел глаза, и почти что не покраснел.
— Я себя вижу Фарамиром, — рассмеялся он через миг; и Боромир мимолетно увидел взрослого, которым он станет: по-прежнему мечтателя, но мечтателя, который никогда не позволит своим мечтам обмануть его.
Фарамир повернулся и пустил корабль в реку. Они смотрели, как он скользнул на середину и поплыл гораздо быстрее, чем другие, разрезая носом волну. Затем повернули к дому.
— Это было начало очень хорошей истории, — сказал Боромир, когда они ехали вместе в город. — Но только ты пропустил все битвы и подвиги…
Фарамир помотал головой.
— В другой раз. Сегодня я не создавал воинов; я создавал корабли.


*В подлиннике — challenge; это не совсем конкурс: победителей в таких случаях на Хеннет Аннун не выбирают, просто все желающие пишут на заданную тему.

** Этот колоссальных размеров ляп я даже объяснить не в состоянии. Хотя уже в процессе перевода пришла в голову мысль — может, ляп-то не авторский? Фарамиру, в конце концов, всего десять лет, он может в истории пока что путаться.

Comments

( 12 comments — Leave a comment )
ronya
May. 23rd, 2007 08:55 am (UTC)
о, спасибо! какое большое спасибо! чтобы в истории были два моих самых любимых сразу - и Туор, и Фарамир...:)
falathil
May. 23rd, 2007 01:12 pm (UTC)
Всегда пожалуйста!:)
Тем более, что я тоже люблю их обоих.
ingolde
May. 23rd, 2007 10:00 am (UTC)
хороший какой рассказ, спасибо!
falathil
May. 23rd, 2007 01:13 pm (UTC)
Не за что!
Очень рада видеть, что ты снова тут:)
arelein
May. 23rd, 2007 02:33 pm (UTC)
Чудесно! Спасибо!
falathil
May. 23rd, 2007 06:15 pm (UTC)
Не за что:)
Это должок за мной был, я так считаю.
eregwen
May. 23rd, 2007 04:03 pm (UTC)
Действительно, чудесно. Сплетены две Эпохи..
falathil
May. 23rd, 2007 06:17 pm (UTC)
Во всяком случае, в одной Эпохе помнят о другой, что встречается не так уж часто.
murmyak
May. 30th, 2007 12:06 pm (UTC)
Ох... До чего же хороший рассказ... Спасибо!
falathil
May. 30th, 2007 12:11 pm (UTC)
Ну, во основном автору спасибо:)
murmyak
May. 30th, 2007 12:18 pm (UTC)
Ну, если б ты не перевела и не повесила - я б его и не увидела :). Так что - тебе не меньшее, чем автору.
falathil
May. 30th, 2007 03:57 pm (UTC)
Ну, понимаешь, для меня в каком-то смысле в удовольствие переводить, если текст нравится, а когда мой перевод читают и хвалят - двойное удовольствие, так что спасибо тебе как читателю тоже.
( 12 comments — Leave a comment )