?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Отчет - окончание

И, наконец, окончание.
Уф.


Путь был не очень долог: на юг, на окраины старого Арнора близ реки Гландуин, пустевшие с каждым столетием. До того, как в последние годы вновь поднял голову Ангмар, там еще жили немногие дунедайн; теперь не осталось никого.

Эльранвен просила обоих: и Кириона, и Миствен – сопровождать ее. Вначале с ними были еще Гилдор и его друг, менестрель Линданор, направлявшиеся в Гондор; но их путь лежал дальше на юг, а Эльранвен, Миствен и Кирион свернули в глубокую долину, которую когда-то описал Эльранвен муж. Стояла осень, и по склонам кострами пламенели клены, и опускалось им на плечи от прохладного ветра первое золото берез. Они свернули в другую долину, уже первой, а затем в третью. Так прошли несколько дней пути, и однажды, обогнув плечо небольшого холма, Эльранвен остановила коня.

- Вон там, - показала она. – Эльранвэ точно описал это место.

Вдали лежали остатки брошенного поселения. Даже отсюда слышно было тихое пение воды вдали.

Эльранвен молчала. С того утра, когда они покинули Имладрис, она почти не разговаривала. Лицо ее побледнело и как-то застыло. Но не рассказ Лорда Кириона так подействовал на нее – что-то случилось позже.

Они спешились и подошли к селению пешком. Кроме тихого говора воды, никаких звуков не слышно было здесь; даже птицы молчали. Обогнув селение, они вышли к роднику.

Никого не было у источника, и Миствен не ощущала здесь присутствия эльда. Но можно ли ощутить присутствие лишенной тела души? Она почти не сомневалась, что феа Исильвен рассталось с телом.

- Кирион, - заговорила Эльранвен, - она здесь, моя сестра, я слышу ее, хотя ее не можешь слышать ты. Моя сестра пала от руки того, чье имя я не хочу произносить, но вы в Гондоре хорошо помните его, ибо всю жизнь смотрите на восток – на его владения… Но перед тем он сказал ей, что все, сотворенное ее руками, несет в себе искажение и губительно для тех, кто касается их. И она поверила в эту ложь и потому душа ее не покинула эти земли и не ушла к тому Судие, что всех нас призывает к себе, когда кончается наш здешний путь – и потому душа ее не может найти покоя. Так сказала она мне, когда я сумела дотянуться до ее души.

Зеркало, что держишь ты в руках, Кирион, создано ею. Некогда она дала его мне; много лет спустя я подарила его смертной женщине из Кардолана; не знаю как, но через века оно попало к твоей невесте.

Прошу тебя, Кирион, если не пугает тебя моя просьба – спустись к источнику и заговори с нею.

Кирион глубоко вздохнул, как будто собираясь с духом. Люди боятся бестелесных призраков, вспомнила Миствен; Эльранвен не малого просит от него…

Но он шагнул вперед и спустился к роднику. После Миствен не помнила его слов; но говорил он о том, что нет в душе Исильвен пятна, нет искажения, и зеркало ее, которое он возвращает ей, столь же чисто, как вода родника.

И вдруг Миствен почувствовала ее присутствие. Она была здесь, тревожная и печальная, но сейчас в ней трепетала надежда.

И Миствен тоже шагнула к роднику. Она не могла потом вспомнить и своих слов; но они были о надежде, и о том, что разлука не бывает вечной, и о том, что радость придет на смену печали и муке. И ей было отвечено, не словами, но чем-то иным, неуловимым. Она почувствовала, поняла: теперь Исильвен свободна.

***


На пути в Имладрис она поняла еще одно: Эльранвен скоро покинет Эндорэ. То, что омрачало ее душу столько лет, растаяло светлым речным туманом, и теперь она тоже была свободна. Свободна уйти туда, где нет тьмы и тревог, где покой и радость. Туда, где она будет ждать сестру.

***


А здесь тревоги все множились. Все неспокойнее делалось близ Имладриса. Все тяжелее положение Артедайна. Однажды оттуда прибыл гонец с просьбой созвать Белый Совет, чего не было уже много лет. Элронд внял этой просьбе, и в назначенный день многие из членов Белого Совета собрались в Имладрисе: сам Элронд и Галадриэль, Глорфиндел и Гилдор, принцы из Артедайна – Аранарт и Дамрод, Кирион из Гондора; пришел и Митрандир, один из Ордена Магов – лишь главы Белого Совета, другого из Ордена, Курунира Белого, не было здесь. Говорили, что он опять отправился в дальнее странствие.

Дела Белого Совета не касались Миствен. Однажды, правда, она была там – когда вернулась с востока с вестями о тревожных тамошних делах; тогда по просьбе Галадриэль и Элронда она рассказала об этом Совету. Но то был единственный раз. А вообще ее дело – библиотека, книги, свитки…

Но о чем шла речь на совете, догадаться было несложно. О том, что нападения на Артедайн и на Гондор направляет одна и та же рука – это становилось почти очевидно; наверное, и о тех страшных слухах, что появились недавно: будто Король-Призрак, владыка Ангмара – один из девяти улайри… Говорили, скорее всего, и о недавних случаях нападения на эльдар близ самых границ Имладриса (не так давно в одной из таких стычек ранили Элрохира), когда нападавшие носили знаки Артедайна. Ангмар пытался посеять раздор меж эльфами и людьми – так считала сама Миствен – и пытался не очень умно; зная дунедайн Артедайна, никто в Имладрисе не поверил бы в их вероломство.

***


Арвен в последнее время проводила много времени в библиотеке. У нее появилось желание написать трактат о названиях звезд и созвездий: подобного не было в архивах Имладриса, и многие древние названия были утеряны или разбросаны по древним свиткам, а часть помнилась, но оставшиеся в Эндорэ уже не знали, как к каким звездам они относятся. Арвен приходила советоваться с Миствен; та даже снабдила ее некоторыми сведениями из своих путешествий – Арвен собирала и названия, данные разными эльфийскими племенами, и те, что давали звездам люди и гномы.

А однажды она пришла явно взволнованная – хотя Арвен никогда бы не позволила себе, чтобы это выражалось в открытую, но глаза ее блестели ярче обычного. Оказалось - прослышав о том, что Лорд Глорфиндел собирается в Гондор с поручением от Лорда Элронда, Арвен набралась смелости и пошла к отцу просить разрешения тоже отправиться на юг. К ее удивлению, Элронд согласился.

- Миствен, - неожиданно закончила Арвен свой рассказ, - не хотела бы ты сопровождать меня?

Миствен охотно согласилась. В Гондоре она не была давно и с удовольствием посетила бы его. И несколько дней спустя небольшой отряд с Глорфинделом во главе покинул долину Имладриса и направился в южные земли.

Гондор изменился с той поры, как Миствен в последний раз видела его. Это было понятно – долгие столетия он выдерживал нападения с востока и юга, и воины ценились все более, а книжники – все менее. Но все же грустно было видеть, что древнее знание забывается. О многом, о чем спрашивала их Миствен, не знали и не помнили ничего даже хранители архивов Минас Анор.

Арвен живо интересовалась обычаями смертных, расспрашивая и простых жителей города, и мудрецов, и правителей. Более всего ее поразили приемы управления государством. Читая ежегодную смету городских расходов (Лорду Наместнику пришлось прежде долго объяснять, что такое «смета расходов» вообще), она изумлялась тому, что специально выделяется сумма на поддержание в порядке фонтанов города (что испокон веку делалось во многих эльфийских городах, начиная с Нарготронда и Менегрота, и никогда не требовало специальных усилий), и отдельным средствам на обслуживание королевской канцелярии, и многому другому. Обычаи людей явно казались ей странными и даже нелепыми... но Миствен все это не очень удивляло. Люди всегда хуже понимали друг друга, нежели эльфы, а потом, у них не было ни памяти эльдар, ни их долгой жизни...

И все же их пребывание в Гондоре было приятным, а Арвен, впервые увидевшая совсем иную жизнь, так непохожую на ту, что знала она, была счастлива этой новизной. Но настал день, когда неспешное течение их пребывания в Гондоре оборвалось, резко и внезапно.

В комнату, где они беседовали с Наместником Пелендуром и его внучкой, одной из хранительниц городской библиотеки, внезапно вошел Глорфиндел, и лицо его было сурово.

- Прошу простить меня за вторжение, Лорд Пелендур, - как всегда, витязь был учтив, - однако сюда дошли тревожные вести из Имладриса.

Миствен и Арвен застыли на полуслове. Арвен едва заметно выпрямилась.

- Элладан?... Элрохир?... – братья не раз попадали в разные истории в безлюдье Эриадора.

Глорфиндел качнул головой.

- Леди Келебриан.

Арвен застыла. Губы ее беззвучно шевельнулись.

- Она ранена; насколько тяжело – неведомо. Не тревожься раньше времени, принцесса, - добавил Глорфиндел быстро. - Твой отец – великий целитель!

Еще до исхода дня они были в пути, и торопили быстрых эльфийских коней насколько было можно. Арвен была бледна и молчалива, и Миствен ничем не могла помочь, ее саму снедала тревога и печаль – она знала Келебриан всю ее жизнь, начиная с дней Эрегиона, когда юная девушка приходила к ней, с гордостью показывая цветы, что растила в своем саду... Обе они знали, что там, на севере, Келебриан страдает от раны. Обе чувствовали это через отделяющие их от Имладриса лиги. Арвен чувствовала много сильнее – то была ее мать...

Братья Арвен встретили их на пороге.

- С матушкой отец. Он все время с ней. Он говорит, что все будет хорошо...

- Как это случилось? – спросила Миствен.

- На прогулке по окрестным местам, - горько ответил один из близнецов. – Они лишь немного отошли от границ долины – и на них напали какие-то твари. Отец закрыл матушку собой и отбил их нападение, но прежде ее успели ранить. Он принес ее домой и с тех пор не отходит от нее.

Арвен бросилась в покои Келебриан. Всегда сдержанная в проявлении своих чувств, сдержанная до замкнутости, сейчас она заплакала у изголовья матери, повторяя:

- Не умирай, прошу тебя, не умирай! Матушка, я не могу без тебя, - говорила она снова и снова, целуя руку Келебриан.

Келебриан открыла глаза и слабо, но четко сказала:

- Я не умру, селдэ. Не тревожься.

Миствен чем могла, помогала Элронду. Она не была могущественной целительницей, но многое знала, особенно о травах, и опыт ее был немалым. Через несколько дней она с облегчением поняла, что Келебриан не грозит опасность.

Но то, что за пределами долины, укрытой от врага властью Элронда, опасность подстерегает теперь везде, было совсем дурным знаком.

***


И черный день пришел. Пришел в образе измученного, израненного воина в цветах Артедайна, принесшего в Имладрис весть о том, что королевство пало.

Имлах, наместник короля Арведуи, был послан им в Линдон с реликвиями северного королевства: скипетром Аннуминаса, Элендильмиром и обломками Нарсила, когда стало ясно, что Форност вот-вот падет. Однако добраться до Линдона Имлаху не удалось – дорога была перекрыта войсками Ангмара, и он чудом ушел от них живым. В отчаянии он повернул на восток и попытался добраться до Имладриса. Это ему удалось, он и сам не понимал как.

Имлах остался в Имладрисе – раны все равно не позволили бы ему добраться до Линдона, а кроме того, путь туда по-прежнему был закрыт.

Элронд же созвал обитателей Имладриса и объявил о том, что у них нет иного выхода, как собрать войско и выступить против Ангмара. Его силы осадили Линдон, а придет ли помощь из Гондора – никто не знал; и даже если Гондор и собирал войско в помощь северу, оно могло не успеть: длинны и нелегки дороги Эриадора.

И настал вскоре день, когда отряды Имладриса под знаменем Элронда выступили из долины к броду Бруинен. Оставшиеся провожали их: Элронда и его сыновей, Глорфиндела, Гилдора, Эльранвэ – мужа Эльранвен, и многих, многих других.

Миствен по просьбе Элронда осталась в Имладрисе с теми, кто охранял его рубежи. Здесь, в Имладрисе, тоже нужны были целители. Им, оставшимся, предстояло ждать. Ждать вестей о победе... или о разгроме.

***


И день настал... Они возвратились с победой. Хотя возвратились не все, ибо не бывает побед без потерь. И победа эта была окрашена горечью, ибо хотя Ангмар и был разгромлен, Артедайну уже не подняться было из руин. Пришли вести с далекого севера, куда бежал, спасаясь от войск Короля-Призрака, Арведуи: король погиб во льдах, что поглотили его корабль. И Форност был разрушен, и люди покинули его. Аранарт, сын Арведуи, объявил себя правителем севера, но не принял Скипетр Аннуминаса и не возложил Элендильмир на чело себе, назвав себя лишь Вождем Дунедайн. Дни Северного Королевства окончились.

Но всякая победа бывает окрашена горечью, ибо зло уносит из мира многое, чего возродить уже нельзя. Эльдар давно знали это: так было и в Первую Эпоху, так было и во Вторую. И все же в земли запада вернулся мир - если не навсегда, то на время, и рассеялся сумрак над Эриадором.

Те же, чьи взоры обращены были в сторону Гаваней Линдона и Западного Моря, теперь были свободны достичь морских берегов и навсегда покинуть Срединные Земли.

И был день, когда в долине Имладриса Миствен прощалась с Эльранвен, которая вместе с Эльранвэ и с провожавшим их Гилдором уходила в Линдон. Еще одна частица Эндорэ покидала его. Еще одна частица памяти о былом.

- Еще у родника поняла я, что недолго останешься ты на Этом Берегу, - сказала она подруге.

Эльранвен улыбнулась. Душой она была уже в пути. Она простилась здесь со всем, что любила, все сохранив навеки в памяти – дальше была только дорога и светлые земли За Морем.

И поддавшись порыву, Миствен вдруг заговорила о том, о ком всегда молчала. О том, от кого приняла когда-то тонкое серебряное кольцо помолвки – и кому вернула его. После Дориата и Гаваней Сириона. Ибо он, дружинник Маглора, был там, и этого она забыть не сумела, и отказалась уйти с ним на запад, когда окончилась Первая Эпоха.

Но и его забыть не сумела тоже. И продолжала помнить и любить все эти бесконечно долгие годы, где-то глубоко в душе чувствуя, зная, что и он по-прежнему помнит и ждет ее.

- Эльранвен, ты знала историю мою и Иннора. Я знаю, ты встретишь его там. Прошу тебя... скажи ему, что придет день, когда я тоже ступлю на берега Западной Земли. Я приду. Я помню его.

- Обещаю, - ответила ей Эльранвен.

А потом зеленая молодая листва скрыла от нее уходящих на запад путников.

Завершилось что-то еще. Что-то еще изменилось в мире, что-то еще покинуло его. Утрат и проводов в жизни Миствен становилось больше, чем обретений и встреч. Скоро, уже скоро придет и ее день...


Благодарю всех тех, кого я встретила на этой игре, и перед игрой, и после игры – и тех, чьи разговоры я слушала в автобусе по дороге туда, и тех, с кем шла к автобусу на пути обратно, и тех, кто приходил на огонек в Имладрис по вечерам...

И отдельно – господина Агафонова. Я до сих пор с благоговением его вспоминаю... Он полночи – и совершенно бескорыстно – провозился с нами. А кто мы ему? совершенно посторонние люди.

Из моих же товарищей по игре особенно хочу поблагодарить:

Наис – за всю ту игру, что у нас была, за путешествие к источнику и за последний разговор. И за то, что у меня в жизни появился еще один друг.

Ину – за лорда Элронда. У нас в Имладрисе действительно был лорд. Которому веришь и за которым идешь. И спасибо, кроме того, за платье! И за идею витража!

Фирнвен – за леди Келебриан. За наши разговоры в библиотеке - и о темных временах, и о витраже, и о стекольном деле. И вообще, Тас, если бы не ты – неизвестно, выбралась бы я на игру или нет.

Хэльке – за леди Арвен. За потрясающую эльфийскую принцессу. Мне так никогда не сыграть... И за разговоры... ну в библиотеке, конечно, где же еще. За беседу об астрономии. За брошь (она классно подходит к платью, и в августе я надеюсь тебе это продемонстрировать!) За приглашение поехать с тобой в Гондор. И – совсем-совсем отдельно – за песню. Меня редко по-настоящему пробивает фэндомская песня, но «Элберет» в твоем исполнении я вспоминаю до сих пор.

Анджея - за Лорда Глорфиндела, истинного эльфийского витязя.

Анжелу – за Леди Галадриэль, величественную и мудрую; и за рассказ о двух деревьях (и за помощь со свитками!).

Кэрлиена - за игру, песни и опять-таки помощь со свитками.

Олостара - за неустанные предыгровые труды и место в палатке.

Фреда - за наместника Имлаха.

Илью – за тот неожиданный поворот в игре, который возник благодаря рассказу гондорского посла.

Всех, кто посетил библиотеку Имладриса и проявил к ней интерес – у меня появилось чувство, что я возилась с ней не зря.

Раю – за беседы по дороге на полигон.

Кеменкири – за пирожки.

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
ex_illuns
Jun. 15th, 2004 10:43 am (UTC)
Спасибо за отчет :) А насчет городсках фонтанов... наверное, надо гондорский бюджет в сеть выложить :) А то такое чудо пропадает...
falathil
Jun. 15th, 2004 12:25 pm (UTC)
Илья, а выложи. А то я это лишь краем глаза видела - столь усиленно его леди Арвен изучала:)
nartin
Jun. 15th, 2004 02:40 pm (UTC)
Туилиндо, можно его на АнК?
falathil
Jun. 16th, 2004 05:02 am (UTC)
Конечно, можно. Хочешь, файлом пришлю.
( 4 comments — Leave a comment )